Институт Национальной Памяти Польши: «Доказано, что геноцид польского населения на Волыни был спланирован и подготовлен политическими и военными кругами ОУН-УПА»

index2.phpВ эти дни в Украине и Польше проходят печальные мероприятия по чествованию памяти крупнейшего геноцида по этническому признаку на территории Украины в 20-м веке – так называемой «Волынской резни» – уничтожения от 60 до 200 тыс. мирного польского, украинского и еврейского населения Западной Украины фашистами из так называемой «Организации украинских националистов и Украинской повстанческой армии». Пик этнических чисток на Западной Украине пришелся на 11 июля 1943 года, когда нацистские боевики напали одновременно на 150 населенных пунктов.

Вместе с тем в Украине продолжаются псевдоисторические дискуссии наемных историков, спровоцированные предыдущей властью с целью отбеливания ОУН-УПА и их лидеров от страшной правды сотрудничества с фашизмом и геноцида польского, еврейского, цыганского народов; братоубийственного уничтожения украинцев и представителей других национальностей, не разделявших их нацистское мировоззрение.

8-10 апреля 2010 года в городе Киев, в помещении национального выставочного центра «Украинский Дом» была открыта выставка «Волынская резня: жертвы ОУН-УПА», на которой были представлены фотокопии оригинальных фотографий и документов из государственных польских архивов и частных коллекций. Собрание из более 4 000 документов (общее количество имеющихся документов свыше 20 000), 59 планшетов, а также карты обосновано доказывают факты геноцида и преступлений против человечности, совершенные ОУН-УПА против польского, еврейского, украинского, цыганского и других народов. Данная выставка стала первой в Украине, которая предоставила возможность ознакомится с исторической правдой о трагических событиях «Волынской резни», на основе подлинных исторических и архивных документов, полученных из государственных архивов Польши и частных коллекций.

Организаторами выставки, которая уже успела побывать в 12 городах Украины и которую посетили более 100 тыс. гостей, выступили ВОО «Правозащитное общественное движение «Русскоязычная Украина», а также Общество увековечения памяти жертв преступлений украинских националистов (Польша).

В марте 2011 года польское Общество Жителей порубежье «Подкамень» обратилось к Начальнику Люблинского Отделения Комиссии Преследования Преступлений против Польского Народа Института Национальной Памяти Польши, прокурора Яцека Новаковски с просьбой выразить официальную позицию Комиссии Преследования Преступлений против Польского Народа по предмету преступлений, совершенных украинскими националистами в отношении польского гражданского населения в 1939-1945 годах.

Отвечая на письмо, заявителей проинформировали о том что Отделение Комиссии Преследование Преступлений против Польского Народа в Люблине исследовало и сейчас ведет следствие по нескольким делам, связанным с предметом письма.

Во всех этих делах юридическая квалификация преступления установлена согласно Ст. 3 Закона об Институте национальной памяти – Комиссию Преследования Преступлений против Польского Народа (полный текст – «Дневник Законов» за 2007 год, № 63, п. 424 с посл. Изменениями), то есть преступления квалифицируются как геноцид.

Одним из приоритетных дел, которое ведется Люблинским Отделением Комиссии Преследования Преступлений против Польского Народа, является уголовное дело в отношении преступлений геноцида, совершенных украинскими националистами на территории бывшего волынского воеводства в 1939-1945 годах; в частности речь идет об убийстве нескольких десятков тысяч мужчин, женщин и детей польской национальности, о физическом и психическом издевательстве над членами национальной группы, уничтожение или кража их имущества, а также применения других репрессий и бесчеловечных поступков с целью создания таких жизненных условий, которые угрожали бы биологическим уничтожением или заставляли бы оставить свою землю и вызвали бы побег с территории волынского воеводства.

В свете того, что на данный момент удалось установить, не подлежит сомнению, что антипольские акции, которые имели целью физическое уничтожение (геноцид) польского населения на Волыни, были спланированы и подготовлены политическими и военными кругами ОУН-УПА; вышеприведенные действия выполнили подчиненные им вооруженные формирования и подчиненные группы украинской самообороны, а также крестьяне, в отношении которых была проведена соответствующая агитацию. Пытки и ликвидация гражданского населения Волыни проводились с целью уничтожения поляков как этнической группы, которая стояла на пути образованию «Великой Украины». Организация пыток, процедура их осуществления, размеры, территориальное распространение, а также цель и мотивы этой акции позволяют сформулировать тезис, что на территории Волыни в 1939-1945 годах было совершено преступление геноцида.

Однозначно доказывают этот факт: организация пыток, процедура их осуществления, масштабы, территория, а также цели и мотивы акции. Данную оценку не изменят возможные побочные мотивы, которыми могли руководствоваться отдельные палачи, например, мотив мести, корысти или убеждение, что это единственный путь к независимости, то есть своего рода патриотическая мотивация.

Вероятно, что решение об отстранении (уничтожение) поляков было принято на III Конференции ОУН в феврале 1943 г. До сегодняшнего дня не найдено ни одного документа и не получено ни одного доказательства, которое бы однозначно указывал на то, что в ходе конференции были приняты какие-то важные решения в отношении судьбы поляков или даже проведения на Волыни широкомасштабных партизанских действий. Михаил Степаняк, один из участников конференции 25 августа 1944 года, во время судебного процесса, объяснял, что на III конференции ОУН велась дискуссия в отношении практической деятельности УПА под руководством «Клима Савура», который руководил массовыми убийствами польского населения. Речь шла также о роли УПА в создании «Независимого Украинского Государства». Степаняк показал, что, поскольку в защиту «Клима Савура» выступило почти целое Бюро Командования, Великий Сбор положительно воспринял его деятельность, несмотря на то, что это не указано в официальных документах Конгресса. Другой член ОУН, Збигнев Каминский, в заметке, написанной от руки для Службы Безопасности ПНР в отношении Службы Безопасности ОУН, утверждал, что наиболее позорным приказом СБ был приказ 3 1, изданный Николаем Лебедем, который исполнял обязанности руководителя ОУН-Б (от ІІІ к IV Великого Сбора ОУН), а также был референтом СБ. Этот приказ касался проведения массового уничтожения польского населения, которое проживало на территории Западной Украины. Несколько позже, то есть в конце 1943 года, приказ был распространен на другие участки УПА.

Кроме этого, Збигнев Каминский подтвердил, что не может широко описывать последствия этого решения, учитывая отсутствие данных, но по поводу его принятия погибло «много лиц польской национальности». По оценочным данным, на Волыни было убито более 80 тысяч лиц польской национальности.

До сегодняшнего дня не удалось однозначно установить, кто из руководства ОУН-УПА несет ответственность за принятие решения о массовых убийствах польского населения на территории тогдашнего Волынского воеводства. Со всей уверенностью можно утверждать, что за руководством акциями против польского населения стоит проводник ОУН-Б на Волыни Дмитрий Клячкивский («Клим Савур»), Василий Ивахов, псевдонимы «Сом», «Сонар», Иван Литвинчук, псевдоним «Дубовый», Петр Олийнык, псевдоним «Эней» и Юрий Стельмащук, псевдоним «Рыжий». На это указывает, например, структурное разделение ОУН-УПА на Волыни в июле 1943 года. Из выводов следствия вытикает, что невозможно привлечь к уголовной ответственности лидеров ОУН-УПА, которые причастны к управлению убийствами; эти проводники уже умерли. Результат антипольской акции на Волыни не вызывает сомнений – большинство населения польской национальности были убиты или вынуждены были покинуть эти земли. Резня была организована под лозунгами свободной Украины, которая была бы этнически чистая, то есть Украина для украинцев. Уничтожали и жгли все, что было связано с Польшей, чтобы будущее возвращение поляков было невозможным. В международном законодательстве преступление геноцида считается особым видом преступления против человечества. Во время Второй мировой войны имели место чудовищные действия, которые выражались в массовых убийствах миллионов людей по расовым или этническим причинам. По этому поводу убийства рассматривались Международным Военным Трибуналом в Нюрнберге, признавшим преступный характер этих действий. Устав (Хартия) Международного Военного Трибунала от 8 августа 1945 года («Дневник Законов» за 1947 г., № 63, п. 367) был интегральной частью взаимопонимания, заключенного в Лондоне между правительствами четырех великих держав. Согласно ст. V Согласия, к которому могло присоединиться любое союзное государство, польское правительство присоединился к нему 25 сентября 1945 года. В Уставе был употреблен термин «преступление против человечества». Термин «геноцид», авторство которого приписывают Рафалу Лемкину, появился в акте обвинения наряду с описаниями преступлений, которые формально квалифицировались как преступления против человечества или военные преступления.

Развитие нюрнбергского законодательства повлекло принятие 9 декабря 1948 года Конвенции о предупреждении и наказании преступлений геноцида. Упомянутая Конвенция была связана с принятой Генеральной Ассамблеей ООН в декабре 1946 г. резолюцией № 95/1, которая подтверждала основы нюрнбергского права, а также резолюцией № 96 / 1, в которой утверждалось, что геноцид является отрицанием права на существование целых групп людей и является преступлением в свете международного права. В Ст. I стороны Конвенции подтверждают, что геноцид, совершенный в мирное время, а также во время войны является преступлением в аспекте международного права; конвенция не создала нового вида преступления, а внесла его в письменное законодательство.

К актам международного права, которые формулируют понятие преступления геноцида и служат основой для преследования этого преступления, относятся также: Устав Международного Уголовного Трибунала по бывшей Югославии, созданный 25 мая 1993 г; Резолюция 827 Совета Безопасности ООН (ст. 4 Устава); Статут Международного Уголовного трибунала по Руанде, созданный ООН в 1994 г. (ст. 2 Устава), а также Римский Статут Международного Уголовного Трибунала, принятый 17 июля 1998 г. (ст.. 6 Устава). Постановления всех перечисленных Уставов, определяя преступление геноцида, ссылаются на запись в Конвенции от 1948 г.

Преступления геноцида нашли свое отражение в Ст. 118 § 1-3 Уголовного Кодекса. Предметом защиты, определенным в. Ст.118 УК есть человечество в широком смысле этого слова, человеческий род, а также жизнь и здоровье отдельно взятого человека. Статья 118 УК анализирует все способы поведения, направленные на уничтожение отдельных групп человечества по признаку их национальной или этнической или политической обособленности. Указанные группы имеют право на развитие и сохранение отдельного быта и связанных с ним традиций.

Согласно ст. 118 преступление геноцида может совершить каждый человек. Совершение данного преступления имеет исключительно умышленный окрас (лат. dolus coloratus). Действия, определенные в § 1 Ст. 118 состоят в совершении убийства или приведении к длительному ухудшению состояния здоровья лиц, принадлежащих к определенной группе, в отношении которого применяется критерий национальности, расы, вероисповедания, мировоззрения, этнического происхождения или политических убеждений. Действия состава преступления, определенного в § 2 заключаются в создании лицам, принадлежащим к вышеуказанным группам, таких условий жизни, угрожающих им биологическим уничтожением, в применении мер, приводящих к задержке процесса рождения в данной группе (это могут быть фармакологические, химические средства и т.д. ), может также происходить принудительное отбирание малых детей. Состав преступления, определенного в § 3 заключается в подготовке к совершению преступления, указанного в § 1 и 2. Эта подготовка может иметь форму заговора или поощрение к совершению преступления геноцида, проводится его планирование, накопление средств и информации, необходимых для воплощения преступления в жизни.

Конвенция от 9 декабря 1948 г. о предотвращении и наказании преступлений геноцида в Ст. VI предусматривает два способа осуждения лиц, совершивших преступление геноцида. Обвиняемые могут быть приговорены Государственным Трибуналом страны, на территории которого совершено преступление или Международным уголовным трибуналом. Это правило не ограничивает уголовной юрисдикции, действующей на других принципах, чем на территориальных принцыпах, однако обязывает к проведению соответствующего процесса государство, на территории которого совершено преступление. Она указывает также на приоритет этого государства в осуждении преступника, а это может иметь важное значение в решении вопроса экстрадиции.

В реалиях предмета следствия проблематика преследования преступления геноцида на Волыни может рассматриваться только в контексте судопроизводства Польского государства, а также организаций, ответственных за передачу преступников, их преследования и экстрадиции. Рассмотрение дел, что является предметом проведения следственных действий, не относится к компетенции ни одного из существующих международных уголовных трибуналов. Препятствием является компетенцией ratione loci (критерий места) в случае Уголовного Трибунала для бывшей Югославии и Уголовного Трибунала для Руанды или ratione temporis (критерий времени) (согласно Ст. 11 Римского Статута Международного Уголовного Трибунала его юрисдикция распространяется только на преступления, совершенные после ратификации Устава).

Согласно Ст. VII Конвенции от 1948 г. геноцид не считаться политическим преступлением, если речь идет о том, допускается ли экстрадиция.

Учитывая то, что некоторые участники антипольских действий могут еще проживать на территории Украины, следует добавить, что Украина признает ратифицированную СССР Конвенцию 1948 г., а Уголовный кодекс Украины содержит статью 442, текст которой фактически тождественен Ст. 118 польского Уголовного Кодекса. Согласно Ст. 6 Закона «О преемственности Украины» она подтвердила обязательства, возникающие из международных соглашений, подписанных Украинской ССР до дня провозглашения Независимости Украины. Речь идет о о том, что в Конвенции прописано: военные преступления и преступления против человечества является бессрочными. Конвенцию ратифицировано на основе Распоряжения Президиума Верховного Совета УССР от 25 марта 1969 г. согласно Ст. 54-55 Соглашения между Польшей и Украиной «О юридической помощи и юридические отношения по гражданским и уголовным делам», которое было заключено в Киеве 24 мая 1993 г., Украина, по требованию польской стороны, обязана выполнить соответствующие действия, которые будут служить задержанию граждан Украины или иностранцев, которые проживают на территории Украины и подозреваются в совершении преступления на территории Польши. Территориальное ограничение – по месту совершения преступления – не касается военных преступлений и преступлений против человечества. Передача украинской стороне процедуры задержания лиц, подозреваемых в совершении геноцида, а теперь проживают на территории Украины, выдается единственным реальным способом их привлечения к уголовной ответственности. Вероятно, нельзя будет применить экстрадицию, потому что из Соглашения следует, что ей не подлежат граждане государства, с которым заключено Соглашение, или граждане, которые пользуются в этом государстве правом убежища (ст. 61 Соглашения).

Резюмируя, Комиссия в письме отметила, что Прокуратура Института Национальной Памяти выполнит всевозможные юридические действия, направленные на выяснение обстоятельств преступлений, имевших место на Волыни. Это происходит независимо от объективных трудностей, которые сейчас накапливаются и касаются доказательств, и поэтому на данном этапе не может проинформировать общество о вероятном сроке завершения следствия.

Народный депутат Украины,
Председатель Совета ВОО
«Правозащитное общественное движение
«Русскоязычная Украина»
Вадим Колесниченко

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *