Вместо того чтобы каяться, они хотят уважения


Монетаризм — макроэкономическая теория, согласно которой количество денег в обращении является определяющим фактором развития экономики. Одно из главных направлений неоклассической экономической мысли. Возник в 1950-е годы как ряд эмпирических исследований в области денежного обращения.

Статья «Еще одно слово о Гайдаре», опубликованная в «Московском комсомольце» 22 января за подписью двух мэров Москвы, бывшего и нынешнего, вызвала гневную реакцию Анатолия Чубайса. Он направил открытое письмо главному редактору издания Павлу Гусеву, в котором назвал статью «грязной, завистливой и злобной ложью».

«Стилистика и уровень статьи не позволяют спорить с авторами по существу. Почему Лужков и Попов опубликовали свой пасквиль — в общем, понятно, но и это я обсуждать не собираюсь – не хочу копаться в грязи. Люди, не стесняющиеся клеветать на умершего, вызывают лишь брезгливость,— пишет Чубайс.— Уверен, что ни ложь, ни клевета не смогут умалить того, что совершил Егор Гайдар. Мы же, со своей стороны, сделаем все возможное, чтобы люди узнали правду о нем и его времени».

Признаться, до этого отзыва я статью не читал, и даже не собирался. Но, прочитав его, заинтересовался: что там за «ложь» такая да еще от столь известных людей? За время, прошедшее со дня кончины Егора Гайдара, никто из селебритиз ничего резкого о нем не сказал, все отделывались обтекаемыми и ничего не выражавшими фразами. Предельно откровенным был лишь простой народ, что и понятно.

Итак, читаем. С первых же строчек статьи авторы называют Егора Гайдара зеркалом бед российских реформ и организатором слома общественного строя. Согласен на все сто, так оно и было. Ельцин во всем доверял Гайдару и делал как он скажет.

Далее авторы задаются вопросом, насколько правильным были методы, которыми тот действовал. И приводят иллюстрацию этих самых методов. В 1992 году на совещании у Гайдара один из них (надо полагать, Гавриил Попов) доложил ему, что в Зеленограде зафиксировано 36 смертей от голода. На это Гайдар равнодушно заметил, что идут реформы, денег не хватает и в этом нет ничего удивительного. Уход из жизни людей, не способных противостоять переменам, – дело естественное. Когда кто-то возмущенно спросил, что бы Гайдар ответил, если бы на месте умерших оказались его родители, тот лишь усмехнулся и небрежно ответил: «На дурацкие вопросы я отвечать не намерен».

Не думаю, что и здесь таится неправда. Ведь на том совещании было много других людей, и, если бы это была ложь, их бы опровергли.

Все бесчисленные панегирики, которые появились в прессе после смерти Гайдара, как бессмысленные попугаи, повторяли, что Гайдар «спас» Россию от голода, взял на себя ответственность, которую никто не хотел брать, взял власть. Послушать их, так нет таких бед, на пути которых он не встал бы грудью: войны, цунами, наводнения, землетрясения, чума, холера, вторжение марсиан и падение гигантских метеоритов. В общем, пока поют солдаты, спокойно дети спят.

Авторы стать развенчивают и этот миф. Ни от чего он Россию не спасал, а совсем наоборот, но об этом чуть позже. Другие же лидеры, готовые взять власть и предложить иной путь, в стране были, но их отогнали в сторону. Гайдара приютил Ельцин и усиленно проталкивал его к рулю. И тут они задаются вопросом – почему? И сами же на него отвечают.

Гайдар выбрал для воплощения своих монетаристских идей Ельцина, а Ельцин выбрал Гайдара, потому что того навязывали США и обещали многомиллиардную помощь. Гайдар пообещал Ельцину быструю работу рынка после нескольких месяцев шоковых реформ, и они подошли друг другу.

Понимал ли Гайдар, что творил? Авторы полагают, что нет. По крайней мере на первых порах. Он был уверен, что его теория заработает. Американцы же сразу поняли, что в результате его реформ нашему ВПК настанет конец, это было главное, что их интересовало, и они его всячески поддерживали.

Авторы отмечают, что бытует мнение, будто Гайдару не дали доработать и осуществить задуманное. Они считают, что это не так, Гайдар осуществил все что хотел. Ликвидировал сбережения народа. Обесценил зарплаты. Остановил заводы. Развалил СССР, но Россия при этом устояла. Запустил рынок «челноков». Гражданская война началась, но только на окраинах.

Однако рынок, который должен был «невидимой рукой» расставить все по своим местам, так и не заработал. Почему? Потому что провалилась гайдаровская теория. Она изначально была неправильной и не соответствовала реалиям России. Монетаризм был ошибкой, и это особенно ясно видно сегодня после глобального финансового кризиса и краха биржевых пузырей. Монетаризм не работает нигде. Авторы называют теорию Гайдара «дурной идеологией монетаризма».

В результате деятельности Гайдара государство катастрофически сбросило с себя свои социальные функции и задачи. Крупная госсобственность досталась номенклатуре и ее приближенным. Реформы Гайдара усугубили сырьевую модель развития российской экономики (нефть в обмен на все).

Теперь ясно, пишут авторы, что многое из советской экономики надо было сохранить, но Гайдар этого не понимал. Он много чего не понимал, особенно того, что для его любимой конкуренции не было материальной базы. Советская экономика строилась так, что производства не дублировались, а для производства одного товара существовал один завод, максимум два (исключая ширпотреб). Откуда же здесь конкуренция?

Неолиберальная модель экономики Гайдара словно бы упала с Луны – до такой степени она не учитывала особенности социалистической экономики и жизни людей, принципы наполнения их потребительской корзины.

Ну и где же здесь ложь, г-н Чубайс? Так все и было, ни прибавить, ни убавить.

Далее авторы описывают, как можно было смягчить реформы Гайдара так, чтобы от них пострадало как можно меньшее количество людей. Не будем их пересказывать, скажем только, что предложения хорошие и правильные, жаль только, что запоздалые. Все из серии «приходи вчера».

Одновременно хочется их спросить – а где они раньше были, авторы статьи в «МК»? Пусть мы много не понимали и нас усиленно околпачивала либеральная пресса, но они-то всегда были при власти. Что же молчали? И прорвало их только сегодня, когда «иных уж нет, а те – далече»? Что толку теперь от этих откровений и рассуждений? Впрочем, лучше поздно, чем никогда. История-таки расставляет все по своим местам.

А «герои» вчерашнего дня не могут с этим смириться. Им хочется уважения за свои «заслуги», а его нет. Все происходит в точном соответствии с нехитрой формулой Карнеги: «каждый человек хочет денег, любви и уважения». Уважение здесь стоит хоть и на последнем месте, но оно жизненно необходимо для обретения покоя, когда деньги уже есть, а любовь кому надо, кому не очень. Но его нет. И не будет. И чем больше времени пройдет, тем больше его не будет.

Возможно, г-ну Чубайсу удастся когда-нибудь рассказать «правду» о реформах, но не раньше, чем уйдут люди, которые их помнят. До тех пор, сколько ни рассказывай, ничего не выйдет.

Гайдара нет, но от дела его рук всех трясет до сих пор. Он дал нам красивую обертку от конфеты под названием «Рынок», сложенную так, словно бы внутри что-то есть. Но там ничего не было.
Одна пятилетняя девочка, получив такой «подарок» от незнакомца, развернула его, затем очень внимательно посмотрела на того и спросила: — Дядя, вы дурак, да?

Леонид Рудницкий

Запись опубликована в рубрике Коррупция, Криминал, Многа букоф, Новости, Общество, Познавательное, Полит-экономика, Размышлизмы и маразмы, Страна и мир. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *